Пресс-центр
Публикации в СМИ

Андрей Комаров: промышленность и профобразование в РФ живут в разных плоскостях

09.06.2017
Кристина Сулима | ТАСС
Вопрос подготовки рабочих кадров сегодня является одним из важнейших в государственной повестке. Уже несколько лет Россия является активным участником международного движения WorldSkills, которое занимается повышением престижа рабочих профессий и развитием профобразования. В новом учебном 2017/2018 году 30% колледжей по всей России в 73 субъектах приступят к реализации новых образовательных программ. Итоговая аттестация будет проводиться на новом оборудовании в форме демонстрационного экзамена. Важным пунктом в "багаже знаний" выпускника станут знание английского языка и предпринимательские компетенции. Сектор профобразования старается меняться под потребности бизнеса. Однако реальный сектор экономики продолжает жаловаться на нехватку кадров, которые могли бы работать на предприятиях сразу после окончания колледжа. 
О том, как ускорить процесс модернизации образования, какие эффективные модели работы профобразования существуют за рубежом и какие финансовые инструменты помогут заинтересовать бизнес в развитии этой сферы, ТАСС рассказал один из крупнейших работодателей в сфере промышленности, председатель совета директоров Челябинского трубопрокатного завода (ЧТПЗ) Андрей Комаров. Беседа состоялась в рамках Петербургского международного экономического форума-2017, по итогам которого компания заключила ряд контрактов с ведущими российскими компаниями и подписала соглашения с Минпромторгом и Минобрнауки о сотрудничестве в области образования.  

- Андрей Ильич, какие сегодня существуют недостатки в подготовке рабочих кадров?
 - На нашем примере мы прекрасно понимаем, какие трудности испытывает любая российская металлургическая компания. Вы планируете активно развиваться, выходить на новые рынки, модернизировать производства, но вам не хватает квалифицированных рабочих. При этом вы сталкиваетесь не просто с дефицитом кадров - вы понимаете, что готовых специалистов для эксплуатации того или иного вида оборудования просто нет. Я стал изучать, откуда мы берем кадры. Объехал все учебные заведения, которые традиционно готовят специалистов для наших предприятий. Каково же было мое удивление, когда я увидел, что за 25 лет ничего не изменилось: то же устаревшее оборудование, те же преподаватели, которые никогда не были на предприятии. То, что предлагали эти образовательные учреждения совершенно не стыкуется с потребностями бизнеса, экономики. Промышленность и профобразование в России живут в разных плоскостях. При этом цена ошибки очень высока - каждая труба на нашем предприятии стоит примерно как автомобиль. Тогда у нас и появилась идея создать совместно со Свердловской областью свой собственный образовательный центр на базе какого-то учебного заведения. Выбор пал на Первоуральский металлургический колледж. Однако когда шесть лет назад я туда приехал, там в основном готовили парикмахеров, юристов, нотариусов, дизайнеров, слесарей, ремонтников автомобилей – всех, но только не металлургов. Нужны были кардинальные изменения. 

- Создать образовательный центр с нуля - задача не из простых. 
- Нам нужна была новая образовательная модель. Прежняя модель была абсолютно нерабочей. Мы начали искать аналоги. Я придерживаюсь убеждения, что если чего-то не умеешь – надо копировать. Пока копируешь - много чему научишься. Мы изучили все системы среднего профессионального образования, которые есть в мире: в Америке, Германии, Франции, Китае, Японии. И поняли, что наиболее удачная и подходящая модель, которая привела к технологическому успеху отрасли, существует в Германии – модель дуального образования. На базе этой модели выстроена основа подготовки кадров для немецкой экономики. И экономика поставляет продукты очень высокого качества, особенно в тех отраслях промышленности, в которой трудимся мы. Для нас выбор был очевиден. Мы потратили $30 млн, и прямо на территории завода построили учебный центр по примеру, как это делается в крупных немецких компаниях.  

- С какими трудностями вы столкнулись?
 - Первая – неготовность преподавательского состава колледжа к работе в новой системе. Они отстают от технологий, не знают их, живут в рамках существующей системы профобразования. В итоге частично обучением стали заниматься наши работники, которые на базе учебного центра преподавали профильные предметы. Вторая проблема, которая существует – абсолютно разорванная система планирования предприятия и колледжа. Это несвязанные системы, и так дело обстоит по всей стране. Когда мы были в немецком учебном центре-колледже в Германии, нам рассказали, что ежегодно от компании им спускается уточненный пятилетний план. И работники учебного центра обязаны его выполнить. Следующая проблема – армия. После окончания колледжа студент должен идти служить, и он на год разрывает связь с учебным заведением, производством, семьей, с городом. Совместно с Минобороны мы запустили проект, благодаря которому все студенты корпоративной образовательной программы "Будущее белой металлургии" получили возможность проходить службу по призыву в подшефной воинской части вблизи от Первоуральска. Этому проекту уже четыре года. Не думаю, что в России есть что-то подобное. Мы демонстрировали наш подход президенту и получили высокую оценку и поддержку.  

- Как можно стимулировать компании к тому, чтобы они вкладывались в развитие колледжей? Какие необходимо создать финансово-экономические инструменты? 
-Я говорил об этом и президенту, и премьер-министру, что надо сделать единовременный налоговый вычет. Если мы хотим быстро изменить систему среднего профессионального образования (СПО), если дуальная система образования нам подходит, то надо это сделать. Безусловно, налоговый вычет – это всегда предмет спора с Минфином. Но он нужен. Он даст возможность компаниям вложить необходимые средства в создание образовательных центров и подготовку кадров. 

- Как вы относитесь к движению WorldSkills? Вы считаете, что это действительно серьезная сила, которая поможет модернизировать профессиональное образование? 
- Это движение правильное. Оно существует во всем мире, ни в коем случае не надо из него выпадать. “ВорлдСкиллс” формирует профессиональные компетенции обучающихся на основе мировых стандартов. Кроме того, соревновательный характер этого движения развивает в ребятах уважение к своей профессии. Чего греха таить - в России это приходится заново возрождать, а молодой человек должен любить свою работу. Кроме того, государство обозначило тренд на включение стандартов “ВорлдСкиллс” в процесс подготовки СПО. Уже с этого года будет проходить апробация выпускного экзамена в формате демонстрационного по правилам “ВорлдСкиллс”.

 - Минобрнауки хочет ввести изучение английского языка и бизнес-навыков в колледжах. Действительно ли это необходимо в обучении рабочих кадров? 
- До этих навыков я бы вернул в школу черчение. Это очень важно. Как можно готовить токаря, слесаря, работника машиностроения, металлурга, если он начинает изучать черчение только в колледже. А уже потом английский. Кстати, наша программа "Будущее Белой металлургии" предусматривает изучение иностранных языков. Бизнес-навыки – это не то, что нужно прямо завтра, на мой взгляд. Я как практик оцениваю, что, может быть, вообще не нужно. 

- Как же выстроить систему взаимодействия между колледжами, которые готовят специалистов, и компаниями, которым эти специалисты нужны?
 - Государство, я убежден, этого сделать не может. Ответственность за подготовку кадров и весь финансовый вопрос надо сместить на компании. Они обязаны это финансировать. Они должны это планировать, а Минобрнауки должно помогать им в этом вопросе, через налоговые вычеты, налоговые льготы, и в целом подготовку теоретической и общей части наших студентов. Бизнес должен за это отвечать. Да, мы все время приходим и говорим государству, какие специалисты нам нужны. Но отрасли очень разные, циклы разные, нет никакого единого плана. Есть отрасли на подъеме, старые отрасли, новые отрасли, возникающие и исчезающие бизнес-тренды, есть города, которые развиваются, которые не развиваются. Как это все можно централизованным образом планировать? Компании должны пойти на эту статью расходов, если российская промышленность хочет восприниматься на мировом рынке как серьезный игрок. Конкуренция не жалеет никого. Она всегда находит слабое место. Нашим слабым местом является подготовка кадров. И как только мы этим серьезно займемся – изменится сама среда, изменится интеллектуальный уровень людей, изменятся подходы. Мы получим очень интересные изменения внутри отрасли, в том числе и в производительности, занятости, подходе людей к своему труду. При этом важно, чтобы  бизнес имел возможность напрямую влиять на управление колледжем, потому что колледж внутри себя живет очень пассивно. Эта система боится трансформации. К сожалению, люди в государственных учреждениях СПО в большинстве своем инертны. Да, они готовы к бумажной волоките, готовы подстроится к новым формам отчетности, которая каждый год меняется. Но они не готовы к большим переменам. Только выдающиеся фанаты своего дела пытаются что-то изменить. Среднее профобразование должно заключить тройственный союз с Минобрнауки и заказчиком. Только тогда возможны новации. Никакой предпосылки, что все само поменяется, нет. И во главе угла, прежде всего, должен стоять заказчик. 

- Вы за то, чтобы такая система была в каждом колледже?
- Я за то, чтобы такая система дуального образования как можно быстрее стала базовой для России.
распечатать
Выбрать цвет страницы  
Выбрать цвет    
  •  
  •  
  •